Размер шрифта Цветовая схема Изображения

СПАСИБО ДЕДУ ЗА ПОБЕДУ!

Помним Чтим Гордимся

«Память поколений» О ПОЛНОМ КАВАЛЕРЕ ОРДЕНОВ СЛАВЫ Порфирии Герасимовиче Карикове

Кариков Порфирий Герасимович. 24.03.1923-17.09.2003 Полный кавалер Ордена Славы.

Всё дальше в историю уходят сороковые. Но в памяти нашего народа навечно останутся героические испытания Великой Отечественной.

С каждым годом среди нас остается всё меньше тех, перед кем мы в неоплатном долгу.

Да, можно по-разному относиться к этому прошлому, но не будем забывать, что война и Победа – это неизгладимая часть жизни нескольких поколений людей. И её не перечеркнуть. Нынешнему поколению, всем нам ещё предстоит извлечь главные нравственные уроки из подвига старших поколений.

Кариков Порфирий Герасимович родился 25 марта 1923 года в деревне Чуваш-Сугуты Батыревского района Чувашской АССР в семье крестьянина. По национальности - чуваш.

Кариков Герасим Григорьевич отец Порфирия Герасимовича имел награду Георгиевский крест и др. Был образованным по тем временам человеком. Работал в сугутской церкви дьяконом, где в хоре пела и мать Порфирия.

Герасим Григорьевич Кариков - отец Порфирия Герасимовича Карикова 1948 г.

В годы репрессий на Порфирия был донос, и его исключили из школы. Поскольку он был очень способным учеником, особенно по математике, его директор школы в Чкаловске на свой риск взял в школу, где он и закончил обучение и получил аттестат зрелости в золотой рамке.

В 1941 году, в день призыва на фронт Порфирия, умерла его мать. А отец долгое время трудился в колхозе на разных должностях.

До Великой Отечественной войны окончил среднюю школу и республиканскую школу механизации сельского хозяйства.

До призыва в армию работал трактористом. В 1939 г. вступил в ряды ВЛКСМ. В ноябре 1941 г. призвался в Советскую Армию – в 10-ю парашютно-десантную бригаду 5-го воздушно-десантного корпуса (г. Рямлянск Московской области). Здесь закончил школу младших командиров, получил воинское звание «старший сержант», стал командиром минометного расчета. В августе 1942 года 10-я парашютно-десантная бригада была преобразована в 117 гвардейский стрелковый полк. 5 воздушно-десантный корпус соответственно – в 39 гвардейскую стрелковую дивизию. В августе 1942 года в составе 117 гвардейского стрелкового полка он начал боевые действия на Сталинградском фронте. Под Сталинградом был ранен. После излечения в госпитале в конце декабря 1942 года прибыл в 54 гвардейскую стрелковую дивизию. Стал разведчиком во взводе пешей разведки 160 гвардейского стрелкового полка. В составе 160-го гвардейского стрелкового полка участвовал в боях по освобождению Ростовской Ворошиловградской областей Донбасса Левобережной Украины (Юго - Зап. Южного 4-го Украинского фронта). Командовал отделением стал помощником командира взвода разведки. В 1943 г. был принят в члены КПСС.

На реке Молочная был ранен. После излечения возвратился в 160-й гвардейский стрелковый полк и в звании «гв. старшина» был назначен командиром взвода разведки полка.

В дальнейшем со взводом разведки участвовал в боях по ликвидации Никопольского плацдарма немцев и формировании Днепра, по освобождению Правобережья Украины и города Николаева (4,3 Украинский фронт).

За боевые отличия при освобождении Донбасса и Юга Украины он был награждён медалью «За отвагу», орденами:

- Красной Звезды,

- Славы 3-й, 2-й, 1-й степени.

Летом 1944 г. в составе 160 гвардейского стрелкового полка со взводом разведки участвовал в боях по освобождению Белоруссии (I Белорусский фронт), Польши. В начале августа на территории Польши был тяжело ранен.

В октябре 1944 г. на основании статуса Ордена «Славы» приказом 28 Армии ему было присвоено офицерское звание «Младший лейтенант».

После излечения в госпитале в декабре 1944 г. был направлен на 3-й Белорусский фронт, в 54 гвардейскую стрелковую дивизию (Восточная Пруссия). В январе 1945г. был назначен командиром 53 отдельной разведроты дивизии.

За личное участие и руководство боевыми действиями разведроты в Восточной Пруссии был награждён орденом Красного Знамени. В дальнейшем разведрота 54 гвардейской стрелковой дивизии, которой он командовал, участвовала в боях за Берлин и за освобождение Чехословакии (I Украинского фронта). За это был награждён Орденом Отечественной войны.

После окончания Великой Отечественной войны он был оставлен в рядах нашей Армии.

В 1956 году окончил инженерный факультет Военной Академии танковых и механизированных войск и продолжал дальнейшую службу на командных и инженерно-технических должностях.

В послевоенный период награждён медалью «За боевые заслуги», орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени.

Почётной грамотой Президиума Верховного Совета Молдавской ССР и многими другими медалями.

Был награждён также правительственными наградами Польской Народной Республики и ЧССР.

В 1976-1978 гг. был старшим советником в республике Сирия. Награждён Сирийским орденом «Золотая звезда».

В 1978 году в звании «Полковник-инженер» уволен из рядов Советской Армии в запас.

С 1983 года в отставке. После этого основной его работой было военно-патриотическое воспитание молодёжи. В 1984 года Президиум Верховного Совета Украинской ССР наградил его Почётной грамотой, где записано: «За активное участие в общественно-политической жизни, плодотворную работу по воспитанию молодёжи и в связи с 40-летием освобождения Советской Украины от немецко-фашистских захватчиков».

24 февраля баллотировался кандидатом в депутаты местного Совета.

В 1997 г. переехал на постоянное место жительство в связи с перестройкой в Республику Беларусь в г. Витебск, на родину жены. Здесь вёл патриотическую работу среди молодёжи и был удостоен президентом Лукашенко наградой орденом, за заслуги перед Родиной II степени.

Кариков Порфирий Герасимович, ветеран Великой Отечественной войны, 17 сентября 2003 года похоронен в городе Витебске на площади Славы. Подвиг славного человека навечно останется ярким примером в наших сердцах.

ВОСПОМИНАНИЯ КАРИКОВА ПОРФИРИЯ ГЕРАСИМОВИЧА О ЗАХВАТЕ В ПЛЕН 26 НЕМЦЕВ, ИЗ НИХ ТРЕХ ОФИЦЕРОВ.

1945 год Кариков Порфирий Герасимович

Бои шли на подступах к Днепру, у Малой Лепетихи. Взвод разведки 160 гв. сп 54 гв. СД, которым в ту пору приходилось командовать мне, в начале февраля 1944г. получил очередное задание: переправиться через Днепр, проникнуть в тыл врага, установить состояние оборонительного рубежа немцев за Днепровскими плавнями в районе населённого пункта Гавриловка.

После тщательного наблюдения за противоположным берегом реки и прилагающих к нему плавней установили, что в плавнях берег реки обороняется отдельными опорными пунктами и боевыми охранениями. Разведгруппа на ветхих рыбацких лодках с помощью отделения сапёров во главе с сержантом И.Мелентьевым переправились ночью через Днепр.

Поверхность воды периодически освещалась ракетами и обстреливалась с боевых охранений. Разведгруппа осталась не замеченной и высадилась в плавнях двигаться ночью, в плавнях оказалось очень трудным. То один, то другой разведчик проваливался в ледяную воду, маскхалаты прилипали к телогрейкам, в сапогах полно воды. Каждый разведчик нёс на себе увеличенный запас боеприпасов. Посоветовавшись с командирами отделений, я принял решение дождаться рассвета, выжать и подсушить портянки. Со своим заместителем помощником командира взвода гв. ст. сержантом И. Финогеевым, стали уточнять по карте своё местонахождение. Ниже нас по течению Днепра из района Большой Лепетихи доносился непрерывный шум и гул моторов. Одна из дорог Б.Лепетихи через плавни тянулась в сторону Гавриловки. «Надо выйти на эту дорогу и двигаться по ней» - предложил Финогеев. Я согласился.

Стало светать. Шли мы, соблюдая все правила разведки. Стало совсем светло. Вскоре тыльный дозор передал: «приближаются машины». По шуму определили, двигается небольшая колонна, скорее всего несколько одиночных машин. «Будем нападать» объявил я разведчикам и прикинул место засады, каждое отделение заняло своё место.

Приближались две машины. Впереди медленно двигался полугусеничный бронетранспортёр, за ним машина с большой крытой будкой. Третья машина оказалась далеко позади. В открытом бронетранспортёре сидели гитлеровские солдаты в касках. Дорога была не ровная, ухабистая, машины двигались медленно. Как только бронетранспортёр сравнялся с засадой, на него полетели гранаты и заработали автоматы. Из будки второй машины вытащили сильно перепуганного офицера, трое из офицеров пытались оказать сопротивление «языка» и документы со штабной машины в сопровождении двух разведчиков направил к лодкам для отправки в штаб полка «язык» оказался крупным. В штабной машине оказались старшие офицеры 335-й пехотной дивизии с секретным циркуляром генштаба гитлеровской армии.

Разведгруппа скрылась в плавнях. После короткого отдыха к вечеру группа вышла к Гавриловке. После короткого наблюдения, оставив разведчика А. Нечипорчука с ручным пулемётом для прикрытия «на всякий случай», разведгруппа приблизилась к окопам и траншеям, проходящим по холмам и высоткам. Стремительным броском разведчики заняли первую траншею. Гитлеровские солдаты не ожидали русских в этот день и час, поэтому не смогли оказывать сильного сопротивления, побросав окопы и траншеи, блиндажи с телефонными аппаратами, разбежались.

Я доложил по радио в штаб полка обстановку и получил приказ: «окопы и траншеи не оставлять до прибытия первого батальона, вести разведку населённого пункта Гавриловка».

Скоро явились гв. сержант М.Погребной и двое разведчиков. Они были посланы разведывать овраг, разделяющий разведгруппу от Гавриловки. Погребной доложил, что овраг уходит в глубину обороны, где много кустарника. В Гавриловке шум моторов и слышна громкая немецкая речь. Когда шли обратно, продолжил он, обнаружили линию связи, идущую вдоль оврага в сторону Гавриловки. Подошли сержанты Финогеев и Демидов. Стали обсуждать план дальнейших действий. Моё предложение было взять «языка» в Гавриловке. В группу захвата предлагалось включить не более пяти-шести разведчиков. Принял решение – основную группу разведчиков – «ядро», оставить в занятых окопах и траншеях, в готовности прийти на помощь захватгруппе. Группу решил возглавлять заместитель гв. ст. сержант Финогеев. Финогеев назвал ещё четверых, которые пойдут вместе с нами за «языком». После соответствующей экипировки группа «захвата» исчезла в темноте. Погребной привёл группу к линии связи. Стали двигаться по линии, взяв телефонный провод в руки. Приближался рассвет. В Гавриловке по-прежнему гудели и рычали машины, отчётливо слышалась немецкая речь. Достигли северо-западную окраину села. Внимание Финогеева привлекли несколько блиндажей. Один из них располагался в стороне от других и охранялся часовым. При внимательном наблюдении установили, что линия связи, по которой двигались мы, тянется к этому блиндажу. Убедившись, что перед нами блиндаж важного гитлеровского офицера, я тут же уточнил обязанности разведчиков по захвату «языка»: Финогеев бесшумно снимает часового и вместе со мной врывается в блиндаж. Погребной с двумя разведчиками прикрывает нас. Разведчик Садовой ведёт круговое наблюдение и в случае надобности, по моей команде, бросает одну гранату в дымовую трубу блиндажа.

Подползли к блиндажу бесшумно. Часовой расхаживал у входа. Только он отвернулся, как смелый и ловкий Финогеев быстро приблизился к нему и в один миг изолировал его. В этот момент я открыл дверь блиндажа и шагнул во внутрь. За мной стоял Финогеев. Лучь фонарика выхватил из темноты спящего гитлеровца, китель с офицерскими погонами, портфель и телефонный аппарат на столе. Гитлеровцу втиснули в рот кляп и вытащили из блиндажа. Погребной с товарищами замотал «языка» в плащ-палатку. Выхватили портфель и кобуру с пистолетом. Садовому не пришлось опустить «лимонку» в печную трубу, всё происходило без огня, без большого шума.

Обратно разведчики двигались быстро, соблюдая все меры предосторожности. «Языка» несли вчетвером. До основной группы разведчиков оставалось не далеко. Делали остановку для передышки. Кто-то из разведчиков закашлял и неожиданно рядом раздался окрик: «хальт, пароль». Впереди, у кустарников, мы увидали группу вражеских солдат. Гитлеровцы, по видимо, приняли нас за своих, хотя ждали ответа на пароль. Этим замешательством гитлеровцев воспользовались мы. По команде «огонь!» разведчики уложили вражеских солдат и быстро потащили «языка» дальше. Мы с Финогеевым прикрывали их огнём. Бросив в кустарники по одной гранате, устремились в след за «языком». Со всех сторон начали взлетать сигнальные и осветительные ракеты, преследовали трассирующие пули автоматных и пулемётных очередей. Из захваченного опорного пункта заработал в сторону противника ручной пулемёт Нечипоручка. Сержант Демидов со своим отделением разведчиков спешил на помощь. Вскоре группа «захвата» попала в объятия своих товарищей. Но расслабляться было не время. Погребной был грустноват. На мой вопрос «в чём дело, что случилось?» он ответил, что тяжело ранен разведчик Козлов. Козлов лежал спиной на плащ-палатке. Когда мы подошли к нему он тихо проговорил: «задачу выполнили». В траншее лежал «язык».

Теперь у меня не было сомнения в том, что гитлеровцы будут стремиться ликвидировать нашу разведгруппу. По радио я доложил о ночном поиске, захваченном пленом. Мне ещё раз подтвердили: опорный пункт надо удержать до прихода первого батальона.

Отдав распоряжение сержантам об организации круговой обороны и усилении наблюдения, участникам ночного поиска разрешил немного отдохнуть. И сам пристроился в углу окопа, чтобы немного вздремнуть. Расслабиться пришлось не долго. Вскочил от начавшейся стрельбы и взрывов мин. По траншее бежал разведчик и громко объявлял: «немцы рядом». Остановился недалеко от меня, яростно вёл огонь из автомата. Разведчики вели огонь короткими очередями. На левом фланге работал ручной пулемёт Ничепорчука. Расчёт немцев захватить разведчиков врасплох не оправдался, атака захлебнулась, вражеские солдаты беспорядочно отступили. Атака отбита, но надолго - ли? – подумал я.

Со стороны Днепра из плавней всё отчётливее слышен стал гул артиллерии и миномётов. Начальник разведки полка капитан Ф. Шевцов передал по радио: «в ближайшие часы ждите батальон, укажите своё место нахождения сигнальными ракетами, вас будет поддерживать артиллерия».

Быстро довёл содержание приказа командования полка до разведчиков. Приказал всем беречь каждый патрон, каждую гранату, готовить к бою все трофейное оружие.

В это время более полусотни вражеских солдат, разделившись на две группы, обходили позицию разведчиков. При поддержке пулеметного и минометного огня одной группе вражеских солдат удалось достичь окопы Прохорова и Демидова. Завязался рукопашный бой. Разведчики уничтожили пятерых гитлеровцев. Из других окопов также стали отбиваться гранатами. Гитлеровцы начали отступать, оставив десятки убитых и раненых. Фашистский

офицер стрелял по своим убегающим из поля боя солдатам. В этом бою погиб отважный разведчик гв. сержант Демидов А.Т., были тяжело ранены Сурков и Козлов.

На возвышенности располагался отдельный дом, откуда вели огонь вражеский пулемёт и снайперы. Они не давали нам поднять головы, несмотря на отчаянное единоборство с ними разведчика – пулемётчика Нечипорчука. Посоветовавшись со своим заместителем Финогеевым, решил двумя группами по пять-шесть разведчиков пробраться по оврагу к пулемёту и уничтожить. Одну группу возглавил Финогеев, вторую возглавил я. Заметил нас противник у забора, почти у самого дома. Полетели гранаты через забор, ворвались во двор с двух сторон. В этом коротком бою уничтожили пулемёт, захватили в плен группу пьяных фашистских солдат, которые постоянно повторяли: «гитлер капут».

Рядом с домом разорвались несколько снарядов, летящих из плавней. Наша артиллерия вела огонь по вражеской обороне. Я выстрелил две сигнальные ракеты. Подоспел первый батальон и начал наступление на Гавриловку. Разведчики получили очередную задачу.

За боевые действия на Днепре все разведчики были представлены к правительственным наградам.

Бывший командир взвода разведки 160гв. сп.

П.Кариков.

Красноармейская газета «За Родину» от 15 апреля 1945 г.

На снимке: кавалер ордена Славы всех степеней гвардии младший лейтенант Порфирий Герасимович Кариков. Он захватил в плен 26 немцев, из них трех офицеров.

Письма с фронта - драгоценнейшие человеческие документы. В них только правда, какой она бывает в жизни - и радостная, и горькая. В них и человек на виду. Такие письма присылал на родину полный кавалер орденов Славы Кариков Порфирий Герасимович. Он сообщал родным, как он и его боевые друзья сражаются с врагом, как преодолевают трудности фронтовой жизни. Вот одно письмо из семейного архива:

«Письмо фронтовое – бумажный клочок,
Потертый на сгибах листок треугольный,
Как весточку с дымных военных дорог,
В дома приносили его почтальоны.
И светом немеркнущей дальней звезды,
Солдатские письма и детям и внукам
Забыть не позволят минувшей войны,
И все пережитое - горе и муки».

Викторас Ватис.

На снимке: гвардии полковник П.Г.Кариков

Впервые Порфирий Герасимович прочитал о себе в газете «Правда» в сентябре 1940 г. тогда он лежал в госпитале в Калинковичах с тяжёлым ранением, часто бредил, просыпался и засыпал. Сосед по палате шуршал какой-то газетой, затем внезапно воскликнул: «Эй, товарищ, не про тебя ли?»…

В боевой биографии Порфирия Герасимовича огромное количество подобных эпизодов и такие вехи, как Сталинград, Днепр, Беларусь, Берлин, Прага. Разведчики всегда шли впереди.

Сквозь бои и годы (из газеты «Красная звезда», 18 октября 1973 г.).

Армии и флоту посвящается (из газеты «Советская Чувашия, 23 февраля 1974 г.)

На снимке: участники встреч с молодежью республики. Ветераны Великой Отечественной войны подполковник К.С.Дубов (слева) и кавалер трех орденов Славы полковник П.К.Кариков беседуют с курсантами военных училищ.

«Я часто просыпаюсь ночью: неужто всё-таки жив!»

(из газеты «», 9 мая 1986г.).

«Родился в рубашке», - это выражение как нельзя лучше подходит к Порфирию Герасимовичу Карикову, кавалеру 7 боевых орденов и 17 медалей.

Я начал воевать в Сталинграде, - вспоминает свои первые эпизоды П. Кариков…

Гвардеецсем сапла сапасна (из газеты «Коммунизм ялаве», 3 июня 1965 г.)

Мудрость поиска (из газеты «Красная звезда», 12 декабря 1967 г .)

На снимке: инженер – подполковник П.Г.Кариков

Настоящее мужество не бывает показным. Отвага, как правило, скромна. Именно так, прежде всего хочется сказать о коммунисте инженере - подполковнике Порфирии Герасимовиче Карикове. В войну ему достался трудный жребий полкового разведчика. Вернее, он сам его выбрал. Когда у прибывшего пополнения молодой офицер спросил, нет ли охотников за «языком», Кариков первым сделал шаг вперёд.

Из ученика он вырос в аса войсковой разведки. Даже солдаты - сибиряки, знавшие цену истиной смелости, дивились безумству храброго юноши из Чувашии. В его честь разведчики даже установили свой пароль мужества:

« Петя! – Есть!» Этим сигналом оповещалась в ночи вся поисковая группа о захвате «языка». Петей боевые друзья называли Карикова вместо трудно произносимого имени – Порфирий.

Пароль мужества… это надо было заслужить. Кариков лично добыл 26

«языка» трое из них – офицеры. В том числе инспектор из Берлина. Ратный подвиг самоотверженного труженика войны был достойно отмечен Родиной. На его груди – шесть боевых наград. Медаль «За отвагу» - первая из них и поэтому особо чтимая. Но также памятны ордена Красной Звезды, Красного Знамени. А каждая «Слава» - у Карикова все три её степени – неизгладима в сердце на всю жизнь. Когда стал полным кавалером ордена Славы, тут же был произведён в офицеры. А спустя, немного времени, выдвинут на должность командира роты дивизионной разведки. Он, вчерашний сержант. Но за плечами у него были годы суровой академии войны.

Разведчик (из газеты «АВАНГАРД», 9 мая 1986г.).

Полный кавалер (из газеты «Защитник Родины», № 103, 2 мая 1975г.).

Чыс – мухтава тивèçлè ентеш (из газеты «Авангард», , 23 февраля 1995 г.).

Укерчèкре: П.Кариков хàйèн мàшàрèпе район центрèнчи Аслà Отечественнàй

вàрçàра вилнисене асàнса лартнà палàк умèнче.

Шàплàхшàн, мирлè èçсшèн (из газеты «Авангард», 24 марта 1990г.).

Тèлпулура – Мухтав орденèсен кавалерèсем

(из газеты «Авангард», 1 июня 1991 г.).

Эта фотография сделана 18.05.1944г. в Чкаловском районе во время пребывания на Родине, после получении награды Славы II степени. На фото: Кариков П. Тарасов М., Моисеев И.

Взвод разведки Порфирия Карикова здесь он старшина г. Ворошиловград 1942 г.

Письма боевых друзей… Немного их – белокрылых конвертов, в которых чуть ли не каждая строка дышит грозой тех суровых лет, пронизанная гарью пороха, дымом пожарищ. Немного потому, что не все дожили до светлого дня Победы.

Порфирий Герасимов Кариков рядом со своим отцом 1952 г. в Москве, когда Порфирий учился в академии бронетанковых войск.

Это фото 1940г., где близкие друзья детства и одноклассники призваны на фронт одновременно. На фото: Богатков Н. Волков А., Вазинкин П., Кариков П.

Порфирий Герасимович в своей родной деревне с родными

Кариков П.Г. среди учителей Сугутской средней школы.

Порфирий Герасимович со своей любимой женой и дочкой.




Комментарии:

Комментарии загружаются...
Помни всех поименно, Помни сердцем своим! Это нужно не мертвым, Это нужно живым! Мы помним

КОНКУРСЫ



КОММЕНТАРИИ
-->

КАРТА ПАМЯТИ



В память о павших уже зажглись 237473 свечи(а), зажги и ты свою свечу памяти...


Официальные партнеры

Новости и события в стране